БЕССМЕРТНОЙ ВОЗЛЮБЛЕННОЙ

Не нужен,
моя дорогая,
торжественный слог,
ведь любуюсь тобой
издалека я,
разразившихся чувств
вспоминая пролог.  

 

Ни к чему
протяжные эпитеты
и красноречие от скуки...
Я не сравнивал тебя ни с кем,
но на меня в обиде ты,
приговорившая
к пожизненной тоске.

Наверное, ты
обручена или замужем...
Я же, сложением слов
никого не утешив,
не верю снам уже,
но по-прежнему вижу
сны одни и те же.

Мне снится
озорной мальчишка.
Дни и недели мелькают
за страницей страница...
Был он счастлив и весел,
как бессмертные герои
в сказочных книжках.

Родившись
в суровом декабре,
парень не терпел
ни роз, ни сирени
и романтический бред
отвергал, не желая
казаться смиренней.

Он не любил
чернильного вздора
и формул строгих.
Только мир мечтаний
был ему дорог
и дóроги были
в грядущее дорóги.

Парень размышлял:
любовь - придуманный удел
для всяких чудаков.
Ему она представлялась
сплетением тел,
измученных тяжестью
брачных оков.

Он никогда
ни о чём не просил
и был на признания сдержан.
Его мысли вращались
вокруг своей оси.
Был из прочнейшего сплава
его характера стержень.

Никто не замечал
нежности в бесстыжем,
своенравном чужаке.
Его не взлюбили.
Ты же
в нём разглядела
созвучий изобилье...

Я просыпаюсь
в холодном поту.
Под дрожащей луной
шлейф из грёз серебрится.
Снова отрывисто ветер подул
в пустыне воспоминаний,
как мрамор, ледяной.

Мне бы
умиротвореньем насладиться,
словно вином молодым,
но в светлом саду
давно я не был
и давно не срывал
золотые плоды...

Я был когда-то
тобою пленён, как
приковывает взгляды всполох,
и преобразился, увидев
ранимую душу ребёнка
в угрюмой толпе
существ бесполых.

Сердцем
овладевала поэзия,
разрывая предрассудки в клочья.
Ради неё забывал
о сумрачной завесе я
и за мечтами
отправлялся в ночь я.

Стихия
покидала берега.
Поэмы, подобные лаве,
расползались по бумаге.
Их ритм меня обрекал,
впиваясь в плоть
остриями заглавий.

Наша встреча
оказалась роковой.
Открытый взгляд
покой у меня отобрал,
но я, дорогая, не твой
и ты не моя -
не из моего ребра.

Я обагрял
очарование в вине,
заключая нежности разгул,
но поток созвучий
разливался и звенел,
напоминая по ночам
неутолённую тоску.

Промелькнув,
скрылась во тьме ты.
Я видел тебя,
как видит мечтатель,
подбегая к окну,
незабываемый свет
далёкой кометы.

Где ж ты?
Где ты, родная?
Из последних сил лелея
слабые надежды
на случайный миг с тобой,
чашу, полную горечи,
выпил до дна я.

Дни идут.
Идут недели.
Я устал пребывать
в стихотворном бреду,
пытаясь тебя воплотить,
ведь безобразный мрак
для души смертелен.

Не живой
и не мёртвый -
не могу я и не смогу
в робком тлении будней
не видеть взор твой,
заглушая прозой
звёздный гул.

Не вправить
душной клетки вывих.
Боль обнаружив,
не избавиться от чувств.
Гордыней отравив их,
я повсюду хожу
невозмутимый снаружи.

Неуклюжее сердце
в лёд раздумий врезается.
Ломает, крушит их
и остановиться не в силах,
продолжая разбивать
изваянья дней прожи́тых
и грядущему постылых.

Как деревья
из-за безумия ветра,
скрежещет каждое ребро
и устрашающе душа гудит,
но я безволие
в себе переборол,
ожившее в груди.

Не передать
ни в лирике, ни в прозе
переживаний зной.
Я сочинять
давно бы бросил,
от мечтаний скрывшись
в тишине лесной...

Однако, не иссякает,
не стихает тоска.
Я в пустыне забвенья иду.
Дорога моя -
недолгий рассказ
человека, уставшего
от бремени дум.

С трудом
даётся судорожный шаг.
Преодолевают едва
бессилие ноги.
Еле дыша,
я блуждаю по городу
среди одиноких.

Заметив меня,
ты пройдёшь стороной
и, напомнив мне
о прикосновеньях жарких,
оставишь одного
под замёрзшей луной
в увядшем парке.

Прочь!
Уходи из сновидений!
Уходи же из них!
За мною увязались
неприглядные тени...
Зачем же твой призрак
между ними возник?

Зачем я иду
по знакомым следам
забытых желаний?
Зачем продолжаю идти?
Ты мерещишься мне
где-то там...
Где-то там впереди.

Я вижу
твои очертанья,
словно созвездья во мраке,
и огромным воплем
раздираю гортань я,
когда выползают из нор
первобытные страхи.

Я околел
и, нутром обледенев,
тянусь к тебе руками,
как тянется волна
к неприступной скале,
мечтая остаться
с нею наедине.

Опять вскипает
переживаний прибой...
Я так никогда не возносил,
утратив рассудок
при встрече с тобой,
и никого
не вознесу так.

Ты выше,
как звёзды, земного.
Ты одна из них.
Твой бесконечный путь
их сиянием выжжен
среди всей суеты
и возни.

Твой образ
идеален, безупречен...
Я тебя, как сумасшедший,
в других искал,
ища с тобою встречи
среди остывшего,
унылого песка.

Душа ветшает,
как ветшает дом
когда-то жилой.
В ней бесприютна любовь
неимоверно большая.
Сердцу больно.
Ему тяжело.

Однажды
ты меня ослепила...
С той поры я вспоминаю
миг с тобою каждый
и всё ещё верю:
преображающих чувств
не дописан эпи́лог.

Время истекает
за крупицею крупица,
но забвенье не наступит
мне на грудь,
пока судьба
на дни дробится
в вечной ступе.

Промелькнув,
ты осталась навсегда
в заброшенной душе.
За горизонт уходят месяцы,
но в сердце покоя
не будет уже -
и не пригрезится.

Как все,
в венце терновом
снова идти,
не чувствуя ног,
и с безбрежной тоской
сражаться снова,
зная, что одинок.


© Сергей Негласных

 

Авторизация